Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:23 

Робер, Жермон и маки

mag-da
Выкладываю два фанфика с Жермоном и Робером.

Очень интересно как могла бы происходить их встреча. На момент ШС они оба считают что между ними пропасть. Но если смотреть со стороны (как это делает Арлетта) - то нет. Нечему их настолько разделять. Они очень похожи и могли бы стать друзьями и братьями.

Собственно об этом фанфик "Знакомство". Конечно у Камши ничего подобного не будет, но как хотелось бы!


Название фанфика: Знакомство
Автор: Magda
Рейтинг: G
Персонажи: Жермон, Робер
Жанр: драма
Предупреждения: использован фрагмент из спойлерной главы «СВС»
Примечания автора: написано на заявку хот-феста
Дисклеймер: вселенная и персонажи принадлежат В.В.Камше, автор не получает и не претендует


Зачем только Арлетта просила его? Он не cмог отказать, правда не смог - за годы их знакомства, это была ее единственная просьба. Графиня надеется, что они станут друзьями. Если бы… Если бы не этот кошачий Излом, нарушенные присяги, матушка-убийца и кровь, кровь, кровь… И ложь.
Ариго помянул закатных тварей и покосился на спутницу. Графиня Савиньяк уверенно вела его через анфиладу парадных покоев. Когда-то гвардеец Жермон Энтраг мог ходить здесь с завязанными глазами. Но 20 лет отданы Торке так что к Леворукому дворцовый паркет!
Последний из Эпине. Это звучит… страшно, вот как это звучит. У них в Гайярэ всегда все были сами по себе. Но думая о семье Жозефины, генерал вспоминал удивительную теплоту, царившую в нарядном замке среди каштанов. Люди, жившие там, любили друг друга. Умели радоваться, улыбаться. Даже крутой нрав старого герцога не шел ни в какое сравнение с холодной отчужденностью матери. И как же маленький Жермон ждал осени и поездки к тетушке! Осень – это пора свадеб, а герцоги Эпине не считали зазорным ходить на простонародные праздники. И это безудержное веселье, когда все счастливы, разгорячены танцами и молодым вином, а дети предоставлены своим шумным удовольствиям… Дети… Ариго хорошо помнил старших братьев, особенно Арсена. Все остальные были для него и вовсе мелкотней…
Гвардеец с шумом распахнул дверь и генерал вздрогнул, возвращаясь из прошлого в приемную Проэмперадора Олларии. Навстречу метнулся горбоносый парень.
- Сударыня, у монсеньора послы Кагеты и Йерны. Это займет еще несколько минут.
- Вот как? – Спутница выпустила руку Жермона. – Простите граф. Сэц-Ариж, на два слова.
Генерал плюхнулся на отполированную множеством задов скамью. Это было глупо прийти знакомиться с кузеном во дворец. Так же нелепо, как если бы с родственными чувствами к нему самому попробовали подъехать во время последней компании. Но Арлетта была непреклонна - Эпине дома почти не бывает, и вообще, не до церемоний.
Вышли двое. Жермон вскочил. Дама кивнула генералу и первая вплыла в распахнутые адъютантом двери.
- Сударыня, простите, что заставил ждать. – Кто-то в черно-белом мундире уже целовал графине руку. Учись, Жермон, галантность прежде всего. Кузен выпрямился и Ариго едва успел подавить проклятие. Арлетта предупреждала, но он все равно оказался не готов – у Робера в 30 лет совершенно седая голова.
- Граф, счастлив приветствовать вас в Олларии.
- Монсеньор. – Ариго поклонился, краем глаза уловив, как дернула плечом Арлетта. Графиня, видите ли, недовольна. Они что, должны были броситься друг другу в объятия?
- Робер, что хотел Гамбрин?
- Вручил ноту протеста. Все как мы предполагали.
- Тогда это ждет. – Графиня сощурилась и взглянула на часы. - Я загляну к Октавию. А у вас, полагаю, найдется, о чем поговорить. Генерал Ариго здесь проездом и завтра отбывает в родовое имение.
О да, это было бы здорово, найти, о чем говорить. Они чужие – этого не изменишь.
- Граф, прошу садиться.
Ровный голос, внимательный взгляд. Эпине чудовищно вежлив. Захотелось кого-нибудь укусить, но Жермон приказал себе успокоиться и послушно устроился в кресле. Что может быть между ними? Только смутные воспоминания да тень женщины, которая одному была сестрой, а второму призраком давних обид.
Проэмперадор Олларии скопом сгреб разбросанные бумаги в ящик стола, звонко щелкнул замок.
- Это принадлежит вам, граф.
На стол перед генералом лег перстень с алым камнем и фамильный знак Ариго на золотой цепочке. Реликвии. В последний раз на памяти Жермона их носил отец.
- Они хранились у Ка… ее величества. – Эпине предугадал вопрос.
- Благодарю, Монсеньор.
Проклятье, заело тебя что ли? Ну скажи хоть что-то, придурок.
- Катарина писала мне…
- Я знаю. – Робер на мгновение прикрыл лицо руками и тут же их опустил. - Ваш племянник здоров.
Не хочет о сестре. И Жермон тоже, не хочет. Нужно будет пойти к Катарине на могилу, отнести цветы. Но сначала глянуть на портрет. Должен же быть в этом закатном дворце хоть один портрет всего несколько месяцев как покойной королевы! Он выйдет от кузена и посмотрит… Но что же ему сказать…
- Вы напрасно пытаетесь быть вежливым. – Жермон оторопело уставился на Эпине. Очень бледный и очень спокойный человек и не подумал отвести глаз.
Нет, Робер, все-таки не в отца – у Мориса не было этого цепкого взгляда, и на Анри-Гийома кузен тоже не похож. Скорее на кого-то из старой родни – тех, что на портретах в галерее... Да что он в самом деле! – Все Эпине, от грозного старца до гальтарских Марикьяре, в гробах извертелись. Потомственный военный во время большой войны расшаркивается с послами! Дважды предатель, убийца короля-Ракана, а теперь еще и Проэмперадор. В голове не укладывается…
- Понимаю, что отказать графине Савиньяк вы не могли, и я даже благодарен ей за нашу встречу. Минуту терпения, и вы будете избавлены от моего общества.
Ариго поймал себя на том, что кусает губы. Такой прямоты он не ожидал. Хотя почему? Ведь было же в письме «Я не жду ответа и тем более не претендую на вашу дружбу…»*
Проэмперадор открыл бюро и, быстро пролистав пачку бумаг, извлек несколько из них.
- Это от графа Валмона. – Кузен выложил первый документ, судя по колонкам цифр, нечто финансовое. - Как вам может быть известно, Валмон взял на себя управление в том числе и вашим поместьем. Первый отчет пришел на днях. Теперь это, – недрогнувшей рукой Эпине подал родичу очередной лист. - Опись ценностей Ариго. Все, что уцелело после Октавианской ночи и захвата Олларии. Вот ордер, по нему в казначействе можно получить вышеозначенное.
-Это все?- Генерал чувствовал, что закипает. Еще немного и… Да встреться они где угодно – в особняке, в трактире, в чистом поле - можно было бы напиться, наорать друг на друга, вызвать на дуэль! А здесь?!
- Все. – У родича абсолютная выдержка, экономные движения, бескровное лицо. – Разве что хочу поблагодарить вас за молодого Придда. Валентин не из тех, кто просит о помощи, но ему было тяжело.
Да, и Придд. Он тоже кое-что рассказал. О Доре и не только о ней. Как и Райнштайнер, Арлетта, Эрвин. Но привычка проверять все самому… Жермон вскочил, сам не зная, что сейчас сделает, но его опередили.
- Монсеньор, - у адъютанта был виноватый вид. - Осмелюсь напомнить, через 10 минут регентский совет.
- Спасибо, Жильбер.
- До встречи, Монсеньор. – Ариго подал руку. Дубина, с этого надо было начинать.
Робер удивленно всмотрелся в него, лицо словно неуловимо изменилось.
- Буду рад встретиться с вами снова, граф.
Тонкие пальцы крепко сжали руку Жермона.



Второй фанфик - это навязчивое видение, то бишь глюк, на тему маков, Робера и Жермона. Видение настолько неотвязное, что пришлось записать, хотя любая мистика - абсолютно не мое, я ее не хочу и не умею. Однако же вот


Название фанфика: Маки
Автор: Magda
Рейтинг: G
Персонажи: Жермон, Робер
Жанр: драма
Предупреждения: используются фрагменты канона
Дисклеймер: вселенная и персонажи принадлежат В.В.Камше, автор не получает и не претендует

Маковое море билось в холмы. Белые и черные ласточки чиркали о плиты террасы. Чем темнее становилось несущее грозу небо, тем ниже летали птицы, тем ярче горели в лучах невидимого солнца красные цветы и белый алвасетский мрамор…
- Да, это маки…
- Что? - Жермон вздрогнул. Раньше свои видения он ни с кем не делил.
Рядом стоял молодой мужчина, высокий, худощавый. В темных волосах отчетливо просматривались седые пряди, а болезненное лицо напоминало кого-то очень знакомого. И одет странно: без камзола, только белая рубашка с алыми манжетами. Родовые цвета Молний.
Страдальчески заломив брови, Робер Эпине смотрел на маковое поле.
В последний раз Жермон видел кузена мальчишкой лет шести, однако сразу понял, что оказался в обществе последнего Эпине. Почему в его видении нашлось место именно Роберу, генерал предпочел не анализировать. Но делить Гайярэ с тем, от кого пытаешься отделаться наяву… Ариго так и не нашел в себе силы черкнуть блудному родственнику хотя бы четыре строчки. Арлетта недвусмысленно просила не оставлять жестокое послание из Олларии без ответа, но Жермон просто не знал, что писать. Как и Катарине…
Впрочем, в видении Эпине был отнюдь не навязчив.
Они просто стояли на террасе у самой границы цветочного моря. Казалось невероятным, что совсем недавно алые бабочки несли в себе радость радуг и безудержную стремительность конских табунов. В предгрозовом свете чудилось, что земля раскрашена не маками, а кровью.
- Закат это не страшно. – Рубашка Робера была вся в бликах от разливающегося под ногами безумия.
Генерала передернуло. Он отвел взгляд от Эпине и еще раз взглянул в багровеющую даль. Действительно, закат.
- Страшно, когда маки срезаны и платить больше нечем…
Кузен прикрыл руками лицо. Жермон пригляделся и понял, что алое - это не манжет, это кровит запястье. Густые капли падали все чаще, слились в тонкую струйку. Генерал опустил глаза – Робер стоял в луже крови, ярко выделявшейся на белом мраморе.
Эпине проследил за взглядом родича и шагнул в кровавое море. Красное на красном. Маки покроют все…
- Нет! Не надо! – Жермон сам не знал, откуда эта паника. Его трясло. Он чувствовал только что нельзя отпускать брата – да, брата! – в этот ненасытный багрянец…
Ответом была вымученная улыбка.
- Гвоздики взяли свое. Кто-то должен идти.
Как будто это объясняло все, Робер Эпине отвернулся и пошел через маковое поле. Сразу наполз туман, но Ариго еще успел разглядеть идущего за кузеном невиданной красоты рыжего коня. Неоседланного…
- Жермон! – Ойген не просто звал, а тряс друга за плечо. Лицо барона выражало несвойственное ему беспокойство.
Ариго провел руками по глазам, невольно копируя жест Робер. Он что, грезил прямо в резиденции фок Варов?
- Ойген, что-то произошло в Олларии… я не знаю, что, но… прости… - Жермон выскочил из-за стола и из комнаты. Если Райнштайнер сочтет его сумасшедшим, то будет недалек от истины.
Куда он так торопится генерал осознал только добравшись до собственной квартиры. Разум твердил, что пройдет не меньше месяца, пока Эпине получит письмо, но сердце Жермона едва не выпрыгивало. Он по-прежнему не знал, что напишет – какая к кошкам разница! Слова придут, как только он возьмет в руки перо. Перед глазами стояло маковое поле и фигура, тающая в тумане.


@темы: Кэртиана, фанфики

URL
Комментарии
2010-03-28 в 22:15 

Se demande où ils le croient. (с)
Первое - да, лучше, по крайней мере, так, чем никак. А хотелось бы, факт. Второе - ох уж эти Жермоновы видения... от них страшно даже не в каноне.

2010-03-28 в 22:57 

mag-da
вот-вот, самой страшно. А главное как навязчивы эти маки. Ими бредят Жермон, Катарина, Робер.

Это заразно. У меня тоже началась макомания, только извращенная. - Что-то так они мне нравятся, думаю, не посадить ли каких нибудь махровых :)

URL
2010-03-29 в 00:14 

Se demande où ils le croient. (с)
Нет, ну если бред взять и посадить - так он же, по кр.мере, бредом быть перестанет. Раз есть, где сажать, думаю, посадить стоит. Всяких-разных хоть понемногу. И посмотреть, какие приживутся. :)

   

впечатления

главная