17:09 

mag-da
НАЗВАНИЕ: Исход
АВТОР: kleoparda
ЖАНРЫ: драма
ПЕРСОНАЖИ: Сэм и все остальные
СОДЕРЖАНИЕ: Дин отправляется отрабатывать долги, а Сэм едет домой
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ 1: фик начал писаться после 9.13, но все последующие серии, равно как и предыдущие, нисколько меня не разочаровали.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ 2: можно рассматривать фик как death, но если кому этот момент глубоко неприятен - легко можно обойтись безо всяких смертей;
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ 3: сэмофилам не читать, эпиклаверам это тоже не понравится.


Острую скулу да выскобленный подбородок — вот и все, что мог видеть Сэм всякий раз поворачивая голову в сторону Дина. Презренный лгун наконец-то побрился. Разумеется из чистого эгоизма. Щетина, конечно, делала его старше лет на 10, но без нее резче обозначились накрепко сжатые губы и некая общая бледность. Старый сукин сын профессионально давил на жалость. Как же — разбитое сердце! Беспринципной скотине попросту нужно было должным образом оправдать непомерное количество выжранного спиртного. Сколько он влил в себя за последние дни Сэм, право, не считал, но должно быть много. А теперь еще строит из себя потеряшку и даже не готовил. Приличную еду Сэм в последний раз ел еще в гостях у жирососки. С тех пор приходилось перебиваться покупными салатами периодически намекая придурку, что кухня существует не для того, чтоб там виски жрать. Почему, кстати, нужно было колбаситься именно там, Сэм так и не понял. Шел бы нюнился к себе — нет, обязательно все напоказ с убитым видом и страданием в глазах...Лгун, мерзкий лгун и манипулятор!

Вон, даже дело нашел и то неприятное — круги на кукурузных полях и, разумеется, пара простофиль исчезла. Старьем повеяло, эльфами будь они неладны. В те времена Дин ходил весь в белом да еще всех напропалую поучал — душа, мол, страдания, то да се. Теперь сам обгадился выше крыши — хоть устрадайся. Морали он читал — подумать только! Нет, у Сэма тогда точно чего-то в голове не хватало раз он эти бредни слушал да еще на свой счет принимал. Зато теперь, хвала уж без разницы кому, комплект. Во всем теле такая легкость, будто крылья за спиной действительно остались. И что-то внутри мурчит довольно — пррравильно, пррравильно. Так что к черту былое, Дина — к ногтю, а с эльфами разберемся! Соль, сахар для них — сколько угодно. Миллион крупинок, чтобы было чем заняться , пока Сэм их на ту сторону отправит. Да, еще сливки...

Именно сливки и нужно было прикупить. Поэтому, высадив Дина возле забегаловки и приказав ему взять салат с курицей, Сэм ринулся искать молочника. Дин, кстати, то ли все ноги себе отсидел, то ли окончательно съехал с катушек - мазнул по нему пустым взглядом и пошел в кафе словно на остатке завода. Как большая механическая кукла, уже сломанная, но еще способная выполнять некоторые функции. Вот же придурок...

Стоит решительно взяться за дело — и ничего невозможного нет. Сэм с полным багажником сливок уже возвращался обратно, когда рядом взвизгнула сирена, пришлось пропустить «скорую» и переждать какую-то беготню на парковке. Образовавшиеся десять минут можно было с чистой совестью посвятить подбору синонимов к слову «лучезарный». Интерес к изящной словесности возрождался пропорционально окрылявшим силам. Дойдя до «богоподобный» Сэм с некоторой досадой заметил, что суета на парковке не унимается и решил набрать Дина. Не приведи господь этот алкоголик вздумает рыпаться и куда-то совать свой нос. Оставишь его без присмотра на минуту, тот навоображает себе черт знает чего и пожалуйста – то с демоном охотится, то с вампиром братается или с девкой лижется. Совсем забыл, чему его папа учил.

Номер между тем не отвечал – шли длинные гудки, а потом вдруг что-то гулко забулькало в бардачке. Сэм рванул крышку и на сиденье вывалились все три диновых телефона, что, разумеется, уже ни в какие ворота не лезло. Раздувая от гнева ноздри, он выскочил из машины и быстрым шагом ринулся в кафе. У входа пришлось притормозить – бригада парамедиков как раз вывозила какого-то несчастного. Пропустив их, Сэм нырнул внутрь и, моментально определил столик, который гарантировано выбрал Дин – в углу, недалеко от двери. Этот идиот стопроцентно был неподалеку - столешницу украшала газета раскрытая на статье об исчезновениях. Сам Дин вероятнее всего рыгал в сортире – ну да пусть его, выволочка терпит. С некоторых пор Сэм полюбил отчитывать придурка с холодной головой. Так сказать, ретроспективно. Эффект получался интересный – Дин словно бы оказывался не готов, все глаза таращил… неврастенический дебилоид.

Сэм уселся, чтобы не отсвечивать, и принялся озираться – к нему никто не спешил. Две растрепанных девушки поднимали валяющиеся стулья. Взвыла на прощанье «Скорая» и словно в ответ ей всхлипнула наконец-то подошедшая официантка.

- Простите, у нас тут все верх дном. - «Мэри» значилось на бейджике, ничего так, аппетитная.
Толстушка все никак не могла успокоиться, ручка в ее пальцах ходила ходуном.
-Клиенту стало плохо – пришлось вызывать скорую, вот только увезли.
Сэм сочувственно покивал головой – салаты тут были не ахти, может быть запеченная рыба…
- … совсем еще молодой, симпатичный… так жаль… как подумаешь…

Сэм обворожительно улыбнулся и заказал таки салат с курицей. Он перекусил, попросил кофе, наведался в туалет – все в гордом одиночестве. Обозревая себя в зеркало, прикинул варианты:
1) Дин пошел искать выпивку.
2) Трахается в подсобке
Подсобки он со всем тщанием проверил – совокупляться там было не с кем. Идти по забегаловкам претило и наступать себе на горло Сэм не собирался. Он человек с принципами пусть это и редкость по нынешним временам.

Дина он решил не искать - сам придет, куда денется. Пошляется и притянется назад, как на резиночке. Потому что у них это особенное – семья, зависимость. Особенно у Дина. Вот уж кто всегда был зависим сначала от папы, потом от Сэма. А уж сейчас и подавно – Сэмми для него как свет в окошке, только и радости-то осталось у пропойцы… - Сэм откинул со лба волосы и улыбнулся своему отражению – вот и озаряй жизнь таким идиотам. Номер он снял все-таки двухместный, чего уж там. Старый кобель хоть и припрется с потрахушек – не на коврике же ему ночевать. У Сэма же все-таки есть сердце.

Следующий день прошел очень плодотворно и к вечеру Сэм уже точно знал, как накажет похмельного засранца. Вернее, у него было несколько очень хороших вариантов, в том числе, конечно, обязательно напомнить идиоту, что они не братья. И, может быть, даже сжечь все номера той антикварной порнушки, которой козлище привык утешаться на досуге. Но если Дин и умел что-то хорошо делать, так это наламывать отличные планы – он не явился. Сэм еще дважды посетил то кафе – позавтракал и пообедал. Всякий раз садился у большого окна с видом на парковку и «Импалу» - блестящую и бесценную динову приманку . И никуда он без нее не денется. Две причины жить остались у бедолаги – братишка и машина, Сэмми и «Импала». Притянут, как магнитом.

К вечеру Сэм все же решил встать на охотничью тропу – кажется, с этим «не искал» в прошлый раз вышло как-то не але. В полицейском участке ему сказали, что последние дни выдались на удивление спокойными – ни похищений, ни убийств. Пропала и нашлась собака миссис Адамс, два придурка не разъехались на перекрестке, в местной больнице склеил ласты какой-то Джонс или Смит – Сэм даже не запомнил. Только хмыкнул невольно – такой финал Дину точно не грозил. Времена, когда Винчестер мог умереть, да еще от инфаркта, минули безвозвратно.

В одиночестве встретив очередной рассвет, Сэм взглянул правде в глаза – он что-то упускает. Кто-нибудь менее проницательный мог бы уже и в панику удариться, но только не с такими аналитическими способностями. Дело-то выеденного яйца не стоит. Разберешься – вот и Дин появится. А всему виной фейри – Сэм даже хлопнул себя по коленке. Ну и народец! Сперли придурка вся ценность которого в первородстве. Неприятно было об этом думать, но Сэму не привыкать. Эльфы тащили к себе в зеленые холмы только первенцев. И Дин им тоже, было дело, приглянулся по своему придурошному перворожденному статусу. Сэм всегда ему этот образ «старшего в семье» великодушно прощал и даже подчеркивал — должен же несчастный тупица чем-то гордиться. Потому как, что тут говорить — рядом с Сэмом кто угодно комплексом неполноценности обрастет. А с эльфами у Дина вышла проколочка и вышивает сейчас новоявленный слуга Оберона в кружевном фартучке и с подносиком наперевес. - Вообразив косолапого неумеху у подножия эльфийского трона Сэм даже расхохотался, но сразу же себя одернул — надо было поторапливаться. Кроме Оберона была в наличии еще эльфочка на Дина однажды нежно смотревшая. Специализировалась она вроде как по девочкам, но кто этих фейри знает — вдруг они извращенцы.

Сэм четко помнил — чтобы угрохать фейри нужно заставить его пересчитать крупинки соли. А чтобы нашелся Дин — необходимо как можно быстрее трахнуться с хиппушкой. С солью получилось очень удачно. Мужик часовщик как увидел пушку - мигом бухнулся на колени и заелозился в рассыпанной перед ним соли. Так что завалить его особого труда не составило. С хиппушкой пришлось повозиться. Девка из закусочной попалась совсем тупая — никак не хотела понять, что всего-то и надо распустить волосы да ноги раздвинуть. В общем, пришлось ее немножко придушить, чтоб не шумела. И вторая кровать пригодилась — хоть место было эту мымру разложить. Сэм по часам сверил время, чтоб все было как в прошлый раз, и ровно в 11 ночи вставил мычащей дуре. Все ради Дина, блин, и даже без удовольствия. Для очистки совести повторил еще через сутки. Но дело должно быть было в фазе Луны, потому что полной тождественности добиться не удалось. Сэм и пива уже выпил - да все без толку. Дина по прежнему не было. Одна лишь Импала почему-то стояла на месте, такая привычная, но слегка прибитая пылью - видимо, в какую-то из ночей прошел мелкий дождик.

Сэму вдруг очень, до трясучки в руках захотелось оказаться дома, в родных стенах Бункера, глубоко под землей. Надо было ехать — домой, домой. Черт с ним, с Дином, объявится. Не в первый раз ведь пропадает. Сборы заняли не больше пяти минут. Оставалось только погрузится в машину, когда именно Импала преподнесла крайне неприятный сюрприз. Открыв багажник, чтобы забросить вещи, Сэм вынужден был поскорее его захлопнуть и отскочить, да подальше. Фу-ууу! Нос забила отвратительная вонь — точно фейри постарались. Отомстили таки, поганцы. Переделали сливки в зловонную мерзость! Ехать на зараженной колдовством тачке было, разумеется, верхом неблагоразумия. Поэтому самым логичным представлялось взять другую машину, что Сэм и осуществил с присущим ему изяществом. Он гнал к Бункеру и мечтал о теплых отблесках пламени на дубовых панелях и запахе книг в своей библиотеке.

Бункер он не нашел. Видимо, добраться к убежищу Летописцев можно было только на Импале, всем другим машинам дорога была закрыта. Сэм кружил и кружил по Лебанону, с трудом узнавая окрестности. Реальность менялась на глазах - ненамного, но ежесекундно. Дорога и вид из окна сначала расплывались, а потом преобразовывались в нечто уж совершенно неузнаваемое, отталкивающее, угрожающее.

А... плевать... - Сэм вдруг понял, что расстраиваться ему совершенно не из-за чего. В конце-концов Бункер — не его дом. Вернее, не единственный его дом. У него ведь есть родные стены. Сэм даже краску для них выбирал и красил почти самолично. Дать по газам и решительно отправиться туда, где тебя точно ждут, было делом одной минуты. На исходе ночи, когда солнце только-только начало окрашивать багрянцем темное небо, Сэм уже был в Кермите. Он подъехал к своему дому, вытащил запасной ключ из под крыльца и открыл двери. Тишина и уют обжитого жилища манили своей надежностью, обещали отдохновение души и тела. Легкими шагами минуя коридор, вернувшийся домой хозяин прошел в спальню, разделся и забрался в постель. Его сразу же окутали теплые знакомые запахи и, зарывшись носом в подушку, Сэм уснул счастливым.

Пробуждение было ужасным. Блаженную темноту рассеяла молния за которой случился полет, треск и боль. Раскаты грома в голове наслоились на невообразимый рев и, хоть и найдя в себе силы открыть глаза, Сэм был совершенно оглушен. Еще оглушающее была картина, представшая перед ним — Амелия с совершенно круглыми глазами и перекошенным ртом вопила, как полоумная. Темные волосы, стоящие дыбом, вкупе с обнаженной грудью делали ее похожей на Медузу Горгону. И разгневанным Гераклом возвышался на кровати голый мужик олимпийских габаритов. По видимому именно он и зазвездил Сэму в физиономию. Место качка было с краю, а значит именно к его мощным телесам и прижимался Сэм в утреней неге.

Откуда Геракл взялся в его кровати Сэм не мог даже представить, но совершенно точно разглядел — это не Дон. И не Дин. Провести же детальный анализ ситуации пока что не представлялось возможным — приходилось спасаться. Потому что олимпиец, явно наплевав на приличия, решил не связываться даже с простыней. Сэму оставалось только хватать одежду и бежать. Увы, позорным отступлением дело не ограничилось. Черт знает откуда выкатилась приличных размеров лохматая псина и вцепилась в ляжку. Пристрелив пса и всех остальных из наконец нашедшегося в джинсах пистолета, Сэм похромал на выход. Сердце его разрывалось от обиды и непонимания. Что он сделал не так? Как она посмела... не ждала .. не искала...вот так запросто...

Утренняя прохлада успокоила разгоряченное чело, ласковый ветерок высушил так и не пролившиеся слезы. Сэм оделся и задумчиво обозрел обойму. По всему выходило, что нужно ехать в хижину Руфуса — без вариантов. Сердце заныло в безысходной муке - ведь он так и не смог вернуться домой. А в старой развалюхе рассчитывать на тепло домашнего очага не приходилось. Всегда там было донельзя бедно и неуютно, кто-то вечно заходил без приглашения. Вот и в прошлый раз, когда он покинул Кермит, в хижине произошло что-то неприятное. Толком не помнилось, но, кажется, была какая-то неожиданная встреча, ненужный человек из прошлого или нечто в этом роде, что скреблось на задворках памяти и толком не идентифицировалось. Чувство, что весь мир его предал и очередная подлянка не заставит себя долго ждать, не покидало Сэма весь путь до самой Белорыбицы.

Увы, предчувствия никогда его не обманывали. Едва переступив порог Сэм замер — в хижине явно кто-то побывал. Не понадобилось даже разыскивать улики - в углу дивана валялась старая кепка. Не бейсболка, а именно мятая, вылинявшая кепка, какую на его памяти носил только...Сэма обожгло дикой яростью. Так вот, что поделывает Дин, выпроводив его из Бункера! Охотится с вампиром, своим ненаглядным кровососом, наглым и «лучшим братом, чем ты, Сэм»! Справившись с трясущимися от ненависти руками, он проверил схрон и утвердился в своих подозрениях. Остатки драконова золота были на месте, но оружия не хватало, а главное - отсутствовал варварский тесак, с которым Дин вернулся из Чистилища. Значит, старший теперь занят семейным бизнесом с Бенни — Сэм схватился за голову и зарыдал. Это была последняя, последняя иголка в его израненное сердце. Каким ослом он был, что позволил Дину не сжигать труп этого двуличного хищника! Не воспользовался его повторным туром в Чистилище и даже не озаботился узнать, где это Дин похоронил своего драгоценного подельника.

Даже самым сильным натурам положены минуты слабости. Но на то они и сильны, чтобы быстро брать себя в руки. И даже когда мир в очередной раз рушится, остается правило, не раз выручавшее Сэма в трудную минуту. Железное правило, папин завет — спасать людей, охотиться на нечисть. Сэм спасет всех еще раз — ему не привыкать приносить себя в жертву. Он последний Винчестер, который помнит свой долг. Он убьет Бена.

Сэм провел остаток дня в очистительных медитациях, выполнил несколько асан. Дождавшись темноты опустошил тайник и, уже подойдя к двери, в последний раз окинул взглядом убогое жилище - он не был здесь счастлив ни одной минуты. Огонь занялся моментально, пожирая прогнившее дерево и плохие воспоминания. Сэм дал по газам и снова пустился в путь. Он не оглянулся ни разу. У него была новая цель.




Там, куда Сэм торопился, его ждал трудный выбор — сразу мочкануть Бена и Элизабет или сначала выспросить о Дине. При мысли от того, на кого его променяли, на глаза наворачивались слезы. Сколько выспренних слов о семье, сколько лжи! И годы, годы терпеливой любви, жертв и самоунижения со стороны Сэма, который все отдал брату, все — и душу, и жизнь свою и своих друзей! Чего стоит только бедна Эмми! И что он получил взамен? - полное пренебрежение, всевозможные унижения, а затем самое черное предательство. И вот теперь Дин благоденствует в семейном гнездышке, в то время как Сэм — бездомный и вынужден скитаться. Одинокий и беззащитный.

В этот раз Сэм решил быть осторожнее и проявил осмотрительность. Небывалая выдержка и военные навыки (о, папа!) принесли немалые дивиденды. Позицию он занял еще с ночи и, пролежав до утра в кустах у знакомого дома, стопроцентно установил — никаких собак тут нет. Теперь можно было с уверенностью переходить ко второй части операции. Проверив оружие, Сэм смело постучал в дверь. Против ожидания ее никто не открыл. Пришлось нашуметь еще раз, позаглядывать в занавешенные окна и всерьез рассмотреть перспективу идти по соседям. Привлекать постороннее внимание совершенно не хотелось, но когда это Сэм потакал своим желаниям? Он уже было направился к крыльцу напротив, когда настороженным ухом уловил мелодию, доносящуюся откуда-то сбоку. За углом дома обнаружился утопающий в цветах дворик и старушенция в шляпке, мурлыкающая смутно знакомую мелодию. Старая клюшка стояла на коленях перед чем-то зеленеющим и с полной сосредоточенностью орудовала лопаткой, не замечая ничего вокруг.

При виде сей садовой феи Сэм воспрянул духом — все решалось как нельзя лучше. Потасканные кошелки всегда таяли, как снег на солнце, стоило им увидеть широкие плечи и стройные бедра. А изящные манеры и креативная прическа делали шансы Сэма на успешную разведку стопроцентными. Отчистив колени и отдернув куртку, он решительно зашагал вперед, на ходу доставая ФБР-овское удостоверение. Нависнув над старушенцией, предъявил ей бейдж и свою главное оружие — обворожительную улыбку:

- Здравствуйте, мэм. ФБР. Соблаговолите ответить на пару вопросов. Мне нужны сведения о проживающих здесь людях. Брейдены. Лиза и Бен.

Старая леди подняла на него выцветшие глаза и в следующий момент мир вокруг взорвался кровавыми брызгами:

- Ах, ты ублюдок! Ты! Ты своими мерзкими сапожищами изуродовал все «Братство»! (1)

Мегера отбросила в сторону увесистый камень из окантовки клумбы и заквохтала вокруг зеленых стеблей, втоптанных в жирную влажную грязь. Сэм понял, что сидит на земле и решился-таки ощупать разбитый нос. Крови было море. Она ощущалась на языке, в липком были руки, потеки алого пятнали одежду. Только сейчас пришло воспоминание, что не стоило произносить имен Бена и Лизы вслух. Дин же предупреждал. Как и было обещано, это имело самые негативные последствия для сэмова носа .

Очередная атака не дала ему восстановить логическую цепочку до конца. Теперь старая мымра принялась охаживать его корзиной, из которой так и сыпались комья земли:

- Прочь! Иди туда, откуда пришел и ФБР свое забери! Как можно быть такими тупыми?! Я уже все рассказала парню, который приходил первым!

Резко развернувшись, старушенция засеменила к дому. Опасаясь, что теперь она вынесет дробовик, Сэм соскреб себя с земли и уже сделал шаг следом, как наступил на гигантские грабли. Деревянный черенок впечатался четко промеж глаза и на какое-то время Сэм совсем потерялся.

Очнулся он уже в машине. Видимо, тело ощутило способность действовать ранее, чем проснулся разум, потому что обнаружил Сэм себя за странным, шокирующим занятием – он жадно, с причмокиванием слизывал уже засохшую кровь с пальцев. И вот же ужас — ему это нравилось. Более того - остро хотелось еще. Сэм даже испугался, но тут же одернул себя. Не гоже противиться инстинктам, они у него охотничьи — ни разу не подводили. Кровь — это гемоглобин, все очень полезно. Так что главным на повестке дня стала поимка демона со всеми вытекающими. Ничего не поделаешь — вопрос выживания.

Чахлый демон нашелся в соседнем городке, Сэм его буквально почувствовал. Все было как в старые добрые времена, словно сакральная кровь, еще согревала его жилы, придавая небывалую силу и непоколебимую уверенность в победе. Поймать мерзавца ничего не стоило — с Сэмовой то квалификацией. К сожалению тварь вместо того, чтобы покорно отдаться своей участи, принялась болтать.

- Ай, Сэм! И это после того, что нас связывает? Мы же практически родня — папа Азазель так всегда и говорил.

Демон в костюме коломбины корчился в ловушке, которую Сэм предусмотрительно нарисовал в одном из вагончиков цирка-шапито. Исчадию ада даже не нужно было размыкать губ — ее голос и без того звучал у Сэма в голове, пробуждая эхо.

- Сэмми все пытается дорасти до братика? - Демонша кукольно захлопала ресницами и издевательски причмокнула отвратительно размалеванными губами. - Он такой мачо! А ты жалок, детка. Подумать только, а когда-то это тебя звали - «мальчик король»! Те, кто в это верил, сейчас плюются — не на того ставили. Король, настоящий король, теперь на троне. Дин расправился с твоим желтоглазым крестным, стажировка у Аластара тоже ему в зачет — вон, прижал-таки Абаддонку к ногтю. А ты, убогий, не завидуй слишком громко. Лучше пойди - трахнись еще раз с трупом.

Слушать новости дальше Сэм не стал. Хватит уж и того, что Абаддон таки сделала Дина своим соправителем. Втюрилась, небось, как кошка — видали таких. И теперь этот недоумок самозванствует в королевстве, которое по праву принадлежит ему, Сэму. - Горькие мысли чудно запивались кровью. Выпив все до дна ,он с досадой констатировал — не вставило. Лекарство определенно было просроченным, а может все дело в упаковке — не зря же ему клоуны никогда не нравились. Прокатив по небу послевкусие, Сэм понял, что напрасно поторопился. С крови начинать не стоило, да и не принесло это долгожданных дивидендов даже в прошлый раз, когда рядом была такая полезная Руби. Теперь нужно будет попробовать что-то новое — сердце, например, или печень. Значит нужно к Гарту. Тот с недавних пор стал заправским мясоедом и друга в беде не бросит — вон как в прошлый раз пылко обнимал. Стал быть сердце у него большое. Вкусное.

Сказано — сделано. Сэм готов был выступить немедленно, но на всякий случай решил разведать обстановку во всех местах по пути следования — вдруг Дин с его новой пассией уже успели отметиться. И, хотя ничего похожего на кровавые следы Рыцарей Ада не обнаружилось, зерно в горе плевел Сэм нашел. Всего в двухстах милях прямо сейчас тусуются ролевики, в очередной раз свою чокнутую страну спасают. В чем тут дело знающему человеку и объяснять не надо: Мундор снова в опасности, а значит где его королева? За Ее Величеством должок еще с прошлого раза. Хитрая бестия все, помнится, с Дином лизалась - «сестренка», обнимашки, «спасибо за спасение мира». Один Сэм, которому на девушек не везет, - круглый неудачник и пустое место. Но эта мерзость в прошлом, а сейчас все будет, как Сэм захочет. Благо, забабахать ролевуху по альтернативному сценарию — дело не сложное.

Он опоздал всего на несколько часов. Об этом ему сообщил толстый орк с заплывшими свинячими глазками. Они сидели в почти разобранной псевдотаверне — орк потягивал пиво, снаружи шумели эльфы и люди вперемежку, парусину дальней стены уже совсем сняли. Сэм беспомощно сжимал-разжимал кулаки — а что ему оставалось?

- Да, а потом Королева воззвала к народам Мундора и все преклонили колено и согласились замириться. - Орк шумно отхлебнул из банки и, стащив с себя ухо, смачно хлопнул им по имитирующей дерево столешнице.

- Волшебная страна в опасности — какие могут быть распри?! Две дюжины сильнейших воинов готовы были куда-угодно следовать за Королевой. Но она попросила их остаться — беречь эту землю. А в Волшебную страну с ее величеством ушел только названный брат — такой, знаешь, парень отличный и вообще Рыцарь с большой буквы. Опытный и бесстрашный...

- И прекраснейший — перебил Сэм, теряя всякое терпение под градом бессмысленных восхвалений Дина. Придурошные остолопы! Выспренных речей и смазливой рожи для этого дурачья было достаточно, чтобы уверовать в избранность продажной авантюристки и тупого алкаша.

Сухость во рту становилась просто невыносимой. Сэм с трудом отвел глаза от валявшегося на столе орчьего уха — крови хотелось уже как воды. Неважно чьей, пусть даже нечистого орка, эльфа, да хоть кого...

Задушенный хрип прервал этот судорожный поток сознания. Выпучив глаза, орк бился по его рукой, накрепко прижатый к все той же столешнице. Сэм сжал пальцы сидьнее — горло придурка неожиданно мягко поддалось. Сомнений и так уже не было, была лишь решимость да обжигающее предвкушение темного потока силы, который вот-вот прольется в измученное жаждой горло.

Вжжиу!

Движение воздуха за спиной и острая боль мгновенно вернули Сэма в реальность гнусного мундорского балагана. Потянувшись, он успел выдернуть из плеча стрелу, как тут же был утыкан еще десятком таких же.

- Молодцы, ребята! Не спускайте с него глаз!

Сэм с трудом повернулся. Перед его ошеломленным взором открылась дивная картина: строй эльфийских воинов все как один натягивали луки, целясь ему прямо в грудь. Оружие, хоть и украшенное по последней мундорской моде, было смехотворно — жалкие деревяшки, а наконечники стрел с трудом пробили грубую джинсу куртки, лишь слегка оцарапав кожу. От негодования кровь бросилась в голову. Да как они смеют, мелкие сявки! С кем связались?! Наказание за подобную наглость должно было быть скорым и ужасным — в любом случае с этими клоунами надо было кончать. Сэм потянулся за пояс, где неизменно носил пистолет, но зеленые стены палатки вдруг растворились в неудержимом звездном потоке. Млечный путь с шумом обвалился на голову, в которой запоздало промелькнула мысль, что кроме пива и ушей у орка при себе была увесистая дубина...




Очнулся Сэм в одиночестве. Спина саднила. Голова, как ни странно, не болела, только слегка кружилась. Вместе с нею кружилась полная луна, жалостливо поглядывающая на Сэма с сумрачных небес. Он завыл бы на нее, но сначала надо было вытянуть изо рта мерзкое орчье ухо. Выплюнуть кусок силикона все не получалось, а руки были крепко связаны за спиной. Чтобы перетереть веревку Сэму понадобился остаток ночи, день и еще сколько-то времени, он даже не считал. Луна снова светила, указуя верный путь. И Сэм поехал. Отвлекаться на цели помельче сейчас было напрасной тратой сил, а их надо было беречь. Кажется, он все же подвывал от горя и одиночества. И голода тоже. Дин, помнится, с брезгливостью рассказывал про куски сырого мяса на обеде у оборотней. Сэм бы не отказался. Сырое-жареное — какая разница. Сначала он закусит, потом споет с Гартом хорал, а может и всплакнет у него на плече. Гарт ведь любит обнимашки.

Гарт - волк и Сэмми волк. Волк одиночка. Как Фенрир, покинутый людьми и богами на цепи сделанной из шума кошачьих шагов, корней гор, женской бороды, рыбьего дыхания и птичьей слюны.(2) Ничего из этого в мире не осталось, как нет ни дружбы, ни любви, ни братский поддержки. И дома нет, и никто нигде тебя не ждет. Так пусть же будет хоть цель — одна, но стоящая. Зачем скромничать — великая, как, впрочем, все в его жизни! Эти оборотни из гартовой стаи хоть и дураки были, но чуйку имели. Неосознанно предчувствовали большие события, судьбоносные перемены — приход Фенрира. В том-то и беда дурней, что своего Мессию не признали, почуяли что-то, но промахнулись. Даже зубы скалить пытались, кобели безмозглые. А подползли бы на брюхе, да пузо показали- гляди б и уцелели. Дожили бы до Новой Эпохи. Рагнарек, детка — вот как это называется. И Сэмми в роли Фенрира. А что, ему не привыкать быть на первых ролях. Сэм и великая цель — это звучит. Говоришь «Сэм» - подразумеваешь «спасение мира». И по другому не бывает.

А Гарт, так и быть, пусть лижется с этой своей как бишь ее... Нужен ведь летописец, который поведает грядущим поколениям о бессмертном подвиге Сэма, чтоб память о нем жила в веках. Надо только проверить, знает ли дурень об Эддах. Чтоб все было в едином стиле. А то потом - сто процентов - вылезет умник и наведет, блин, критику — стилизация, недостоверность, подтасовки. Все было не так и вообще не было. И ведь найдутся те, кто поверят, что даже вовсе и неудивительно. Просто таких героев как Сэм больше нет. Он уникален, исчезающий экземпляр. Единственный в своем роде. Так, что самое время его в песнях воспеть, а то поздно будет.

Вот что у Гарта не отнимешь — парень он надежный. Сказал — семья, никакой больше охоты и как отрезал. Вот пожалуйста — семейное гнездышко оборотней утопает в цветах, уютный свет в окошках, звуки мелодии - все это однозначно свидетельствовало, что семья дома дома и готовится к ужину. При мысли о еде в желудке многозначительно заурчало. Тем лучше — отказываться от гартова гостеприимства было бы неудобно. Сэм подкрался поближе — охотник в отставке действительно терзал пианино и мелодия была удивительно знакомой. "Когда надежды уже нет и жизнь кажется конченой, друзья помогут тебе" - слова вдруг сами собой наложились на лирическую мелодию и от облегчения навернулись слезы на глаза. Все таки Гарт — по настоящему творческая личность. Были основания верить, что понимая музыку он проникнется и поэзией. Дождавшись пока последние ноты Friends Will Be Friends (3) замолкнут в ночной тиши, Сэм распахнул дверь и с порога начал с самого главного:

Пламенноокий изгнанник
воин и летописец
подвигов вечный искатель
пусть же восславится Сэм.

Гарт с грохотом свалился с круглого пианинного стула и Сэм понял, что мысль облечь бессмертные подвиги в стихотворную форму была удачной.

Горести-беды ужасные,
предательства лик отвратительный
в сердце святом переплавив,
руку свою закалил.

Монстров и чуд порешитель,
палач неутомимый вампиров,
демонов враг и извечный
правды приверженец.

Сэм - воин света отважный.
Долг своей миссии твердо
знал. И спасение мира
было в надежных руках.

- Самое главное, чтоб слог был аутентичным — на всякий случай уточнил Сэм хозяину дома, который от восхищения не нашел слов, чтобы выразить радость встречи со старым товарищем.



1. Fellowship (Братство) – очень привлекательная флорибунда, особенно хороша эта роза в групповой посадке. Цветки глубокого, сияющего оранжевого цвета, переливаются под лучами солнца. Сохраняют окраску в жару и дождь. Цветки идеальной округлой формы с лепестками, загнутыми внутрь, закрывающими центр. Достигают 9 см в диаметре. Пряный аромат мирры. Цветки появляются в кистях по 5-7 шт, цветет долго. Цветы сплошь покрывают верхнюю часто куста, что смотрится очень эффектно. Куст компактный, густой, сильный. Достигает 1,1 м в высоту и 75 см в ширину. Очень выносливый сорт. catalogrose.ru/tag/roza-fellowship

2. Сэм подразумевает волшебную цепь Глейпнир, которой асы хитростью сковали Фенрира. Ее сделали гномы из шума кошачьих шагов, женской бороды, корней гор, медвежьих жил (в древности сухожилиям приписывали свойства нервов), рыбьего дыхания и птичьей слюны.

3. Friends Will Be Friends ("Друзья всегда остаются друзьями") - QUEEN, 1986.



далі буде

@темы: фанфики, SPN

URL
Комментарии
2014-06-11 в 00:38 

~Ametrine Shadow~
Let the Chaos begin!
Однако очень необычный взгляд на происходящее :hmm:
А главное - прям в лоб все ))

2014-06-11 в 12:18 

mag-da
Да последние два сезона в принципе "в лоб", я даже заново Сэмом прониклась.
И отдельно прониклась его фэндомными адвокатами.
Теперь вот активно герою сочувствую.

URL
2014-06-11 в 17:04 

~Ametrine Shadow~
Let the Chaos begin!
mag-da, я не сочувствую. Потому что знаю, что все равно эта сволочь за свои грешки не ответит, зато Дину опять прилетит за все хорошее.

2014-06-12 в 10:39 

mag-da
Ну,думаю, глубина моего "сочувствия" в полной мере отслеживается в этом фике.

URL
2014-06-12 в 18:42 

Рама-с-топором
Я не верую в дни и ночи
Героя и впрямь уже жаль. Ни в чем не виноват, заведомо непричастен, отношения ни к чему не имеет и даже рядом не стоял.

2015-10-01 в 22:49 

Здорово! Если вспоминать тот сезон, то этот фик его логическое продолжение. И сарказм я люблю.
Я рада, что в шоу характер Сэма мотнуло в другую сторону, хоть и как-то не логично, но читать этот фик настоящее удовольствие. Хоть и хочется, что бы все понял и помучился.
Спасибо.

   

впечатления

главная